Владимиръ - федеральный патриотический журнал
Историко-духовное возрождение

Почему Украина не стала государством при Хмельницком?

Согласно действующей на территории Украины версии Википедии, за нашу общую историю насчитывается ни много ни мало 11 русско-украинских войн. Не считая двух советско-украинских. В комплект к этой удивительной для вменяемого историка информации появилось множество работ, указывающих на главную ошибку «великих укров» ‒ созванную Богданом Хмельницким Переяславскую Раду в 1654. Не было бы её ‒ и всё хорошо.

Какие бывают казаки «на Украине»

Третья категория ‒ «панцирные казаки» (первоначально панцирные бояре).

Основная проблема, с которой сталкиваются историки незалежной, изобретение украинцев – их в описываемый исторический период просто нет. Есть Запорожская Сечь – автономное воинское образование, имеющее в составе крайне пёстрый этнический состав. Никаким государственным строительством сечевики отродясь не занимались, оно им было не только не нужно, но и противно – жили в духе отрицания государства. Численность на момент расцвета – до 50 тыс.

В наличии также реестровые казаки – род квартовых (регулярных) войск Речи Посполитой, легкая кавалерия. Набирались они в пределах имеющихся квот, которые в разное время варьировались от 3 до 12 тысяч человек. То, что это были войска, говорит само слово «реестр» ‒ список личного состава. Проживали они компактно «полками» на Гетманщине.

Панцирные бояре – вообще не казаки, а мелкая литовская шляхта на службе короны. Средняя универсальная кавалерия, созданная для поддержки крылатых гусар в бою и охраны границ от крымских набегов. В лучшие времена их численность доходила до 70 тысяч, обычно вдвое меньше. 2/3 состава – литовцы, остальные поляки. И ни одного казака.

А где украинцы? Так нет их вовсе. Есть посполитые, то есть крестьяне – русины, поляки, литвины. Речь Посполитая – феодальное государство, к тому же собранное из разнородных областей. Если бы русин из крестьян заявил реестровому казаку, что они с ним братья по крови, то при лучшем раскладе получил бы плетью меж глаз, а могли и убить. Подобная беседа с казачьим полковником, по правам равным шляхтичу, закончилась бы летально абсолютно точно.

И это не дикость, а норма. Не те времена – демократия и равенство не в ходу. Так как строить национальное государство, если народа нет? Только «Запорожье 2.0», чем Хмельницкий активно и занимался.

От окраины к Украине

Это хорошо: удобная, четкая граница, ее легко защищать. Если есть чем.

Народа нет. Так, может, хотя бы территория есть? Есть немного. Русско-польская война 1654-1667 позволила казакам закрепить за собой земли по левому берегу Днепра. В административно-территориальном отношении Малороссия была поделена на «полки». Соответственно, восставшим отошли 7 – Переяславский, Кропивенский, Миргородский, Полтавский, Прилукский, Нежинский и Черниговский. Еще 8 остались за Польшей – на правом берегу. Как мы видим, деление весьма условно – по реке.

Это же плохо: такое деление никак не учитывает экономические взаимосвязи между регионами. Из относительно развитых регионов у нас Полтава и Чернигов, прочее разорено войной. Все промышленные и торговые центры остались за польской короной. Так что для новой войны у нас нет ни денег, ни людей для пополнения.

Помните, мы считали казаков? Сколько профессиональных воинов осталось у Хмеля после нескольких лет войны? А воина за несколько лет не вырастишь – их готовят с трёх лет, освобождая от всех прочих обязанностей. Металлургии у нас тоже нет, как и пороховых мельниц. А были бы, так нет селитры и угля, много ещё чего нет и не будет. А купить не выйдет – кругом потенциальные враги.

Стратегически ситуация совсем печальна: впереди жаждущая мести Польша, позади поглядывающая на всё это с интересом Россия, сбоку Крым – удар может прийти из любой точки, тыла как такового нет. Более того, все могут ударить одновременно. Не ради уничтожения «незалежной», а просто выясняя отношения между собой. Так что существование вольного Гетманата – это копирование Запорожской Сечи, вечная война всех со всеми. В скором времени регион был бы поглощён, вопрос только – кем именно.

За ради чего бьёмся

Иными славами, место пана-шляхтича занял бы пан-полковник. В чем смысл такой рокировки для конкретного крестьянина, гнущего спину в поле?

Основная проблема Хмельницкого лежала не в военном аспекте или экономике, а в полном отсутствии идей, как жить дальше. Любая война заканчивается, что делать с миром?

Казачьим старшинам нужна земля, но она бесполезна без крестьян, то есть повысить в правах посполитых (3/4 населения области) невозможно.

Казакам, не имеющим земли, нужно жалованье, которое не с чего платить, или военная добыча. Где её брать? Таким образом, мы закономерно идём к новой войне.

Православное духовенство подчиняется Киевской митрополии, а та – Москве. Создавать автономную Церковь? Так это раскол, его не поддержат даже свои. Оставлять единственный внятный инструмент идеологии России – так это совсем глупо.

И таких вопросов накапливается до сотни – куда ни кинь, всюду клин.

Как показывает практика, Украина может существовать лишь в двух ипостасях – как часть России или как Анти-Россия. Третьего не дано.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.