Владимиръ - федеральный патриотический журнал
Новости

Светлая память сердца

«Мы никогда не поймём, куда нам идти, пока не уясним, как мы здесь оказались».

(Патриарх Кирилл)

В Уральском государственном горном университете начались работы по возвращению исторического облика Церкви святой великомученицы Екатерины. Храм имел статус придомового и располагался в Епархиальном женском училище, сейчас это здание принадлежит УГГУ. 23 января, в честь столетия со дня освящения церкви в ее помещении провели молебен.

«Мы решили отсчитывать историю восстановления храма именно с этой памятной даты, — рассказывает ректор Горного Николай Косарев. — История церкви очень занимательна. Например, здесь, на месте аналоя, располагался кабинет заведующего кафедрой истории партии. Это был участник войны, майор, который ходил в галифе и курил «Беломор». Однажды он посмотрел на потолок и увидел там фрески — он не знал, что это храмовые помещения, и велел их замазать масляной краской. Работники ослушались и просто их побелили, потом эти белила оттерли, и мы можем видеть эти фрески».

Долгое время в помещении храма располагались учебные аудитории кафедры инженерной графики. Сейчас все временные перегородки планируют убрать и восстановить церковь в прежних размерах: она будет вмещать в себя до 700 человек.

Каждого человека беспокоит происходящее с Родиной, некогда бывшей сверхдержавой мира. Такое осмысление волнует, как крупных политиков, экономистов, социологов, так, и обыкновенных граждан России. Без этой потребности понимания нельзя уяснить, куда и каким путём нужно идти дальше в части формирования гражданского общества и в восстановлении промышленного потенциала.

С. Говорухин сравнивает правительственные реформы, начатые М.С. Горбачёвым, «криминальной революцией». Продолжением её явилась «нравственная революция», в результате которой были утеряны нравственно-духовные устои, как истоки Православия.

Известный экономист профессор Катасонов В.Ю. неоднократно отмечал, что именно в семидесятые годы СССР выигрывает экономическое соревнование с США.

Приватизация в нашей стране не была экономической. Её главной задачей являлось — остановить коммунизм в России. Известно, каким образом, приватизация 90-ых гг. стала соглашением между бюрократией и преступными элементами.

Подъезжая к моей малой Родине, всегда с нетерпением, жду встречи с близкими и дорогими моему сердцу земляками. Некогда, более 100 лет назад, гигант индустрии, ведущий в стране экспортер пиломатериалов Лобвинский ЛПК и химический завод, разорены и проданы «с молотка». У проходной промышленных комплексов стоит грозная охрана. Руководители верховные не стали проводить уничтожение до конца, они оставили развалины, как мемориал своей победы, почти памятник порабощения цивилизации. Разрушено не только дорогостоящее импортное оборудование, но и рабочие места градообразующего поселка. К сожалению, исчезает память о крупнейших рабочих династиях, создателях промышленного комплекса и богатейшей инфраструктуре, которая в данное время не востребована. Кроме всего отмеченного, здесь удивительная природа, родниковые источники, близлежащие реки. Для поддержания данного района, как других в масштабах нашей страны, последствий непродуманной приватизации, требуются инвестиции. Несмотря на все трудности, здесь продолжают учить детей, созидать и лечить, хотя постепенно закрывают лечебные подразделения местной больницы и населению приходится самостоятельно добираться в районную поликлинику на приём к специалистам. Не хочется верить, что в будущем здесь сохранятся только дачные места.

Впрочем, так было не всегда. Вспоминаю, как с первым заводским гудком собирались на работу в лесопильный и механический и электроцех мой отец и старшие братья, как Мама кормила их по утрам, а потом, управившись с домашним хозяйством, сама почти бегом, торопилась в деревообрабатывающий цех к своему станку.
Как только она, как и буквально другие русские женщины, все успевали! И шили сами, и постоянно искусно стряпали, держали личное подсобное хозяйство, чтобы прокормить семью, а с началом ягодного сезона без устали исхаживали десятки километров, что бы запасти на всю семью ягод.

Закрою глаза и всплывают те прошедшие годы. Вот мы идём с Мамой зыбким болотом за клюквой. Ступаем по хрустящим кочкам. Случалось, что водой запруживало все низкие места и нелегко было выбраться из болота на сухое место. Помню, что в какую бы глушь мы не забредали, мне никогда не было страшно, — ведь рядом была Мама.

Главный интерес моих родителей и всех моих близких и дорогих Лобвинцев связанно не только с личным — с семьёй и детьми.

Жизнь этого неторопливого рабочего посёлка не отделима от окрестных лесов. Не даром же я ни раз слышала: «Человек — это тоже природа!». Особенно радовало и торопило моих земляков лето. Это значит взять отпуск в июле, во время сенокоса, и конечно надеяться на себя, на свои силы. Тогда труд будет вознагражден полной мерой. А труд в лесу, на земле был для моих земляков делом привычным, естественным и необходимым.

Все мои друзья и близкие начинали свои самостоятельные трудовые шаги здесь, на Лобвинском лесокомбинате. Как правило, старшие тогда учились в вечерней школе. Успешно закончив ВУЗы и получив специальность, многие возвращались в родительский дом.

Как и отец, прежде, мы стараемся сейчас взять отпуск в июле: заготовить маме дрова на весь год, подправить дом, накосить сено. Мой старший брат, приезжает обычно самым ранним поездом. — «Что-то долго, братцы, отсыпаетесь», — звучит во дворе его весёлый голос, и, хотя едва брезжит рассвет, сна, как не бывало. Вот они берут литовки и отправляются на покос. Вскоре я несу им завтрак. Совсем близко, в березняке, знакомый родник. Набираю горсть земляники, и студеная вода становится вместе с ягодами ещё вкусней. Глядя, как ровно, ряд за рядом ложится под косами трава, я думаю о том, что именно отец приучал нас к работе на земле.

Когда мы расстаёмся, нас сближают письма. И, серьёзные, и с шутливыми рисунками, дружескими зарисовками и со стихами.

Бывая дома, каждый раз с новым интересом перебираю бумаги в старом портфеле. Там среди писем фотографии, школьных грамот, хранятся и пожелтевшие листочки со стихами.

Когда сейчас все мы вновь собираемся в родительском доме, особенно остро чувствуется: начало всех наших дорог здесь. Из этого двора, где всегда было шумно и весело и куда так тянулись ребятишки с соседних улиц, где ещё можно увидеть сразу и штангу, и турник, и гири, и боксёрскую грушу, и многочисленные макеты самолётов…

Представляю, как раньше в канун Рождества и Светлого Пасхального Праздника, тот заветный портфель в её натруженных руках и как раскладывает перед собой наши фотографии, читает сокровенные поздравления.

Так повелось испокон веков, что в самое горячее время перед Пасхой и Рождеством паломники Храма Андрея Первозванного выезжали в Верхотурье, где мастерицы выпекали тысячи просфор на предстоящие две недели — Страстную и Светлую, когда все работы в монастыре откладываются для глубокой, проникновенной молитвы и праздника: его преддверия и встречи. Ещё нужно было испечь артосы — особые большие пасхальные хлеба, которые требуют много усилий и, главное, умения. Причём изготовить их не только для Свято-Николаевского Храма и ближних монастырей, но и для всех отдаленных селений и храмов. И, как правило, требовалось великое множество куличей на всю Светлую седмицу — и тоже не только для монастыря, но и для архиерейского стола — общего для всех прихожан.

Как правило, реформаторы во все времена старались игнорировать кардинальные изменения во взглядах на частно-капиталистическую рыночную экономику, несмотря на результат глобального мирового кризиса. Прежде всего, от него больше, чем другие страны, пострадала именно наша страна с её неадекватным отношением к внешним и внутренним проблемам и, кроме того, политическим и социально-экономическим устройством.

Особенность кризиса в том, что он был связан не с кризисом социальной системы, а с кризисом управления этой системой. А для этого требовалась разработка средств по совершенствованию управления, «а не разрушения его основ». Специалисты утверждают, что потенциал советского общества был огромным, но из-за несовершенной системы управления он не был в должной мере использован. А идущий на смену западный строй уступает ему «с точки зрения создания достойных условий жизни для народа».

Так называемая «Перестройка» М. Горбачёва базировалась на трёх мало взаимосвязанных между собой постулатах реформаторского характера: «гласность», которая сводилась к озвучиванию в СМИ негативных моментов советской истории и быта. Не менее важной представлена «кооперация», к которой целесообразно добавить рекламную компанию по созданию совместных предприятий с иностранным капиталом. К сожалению, завершившуюся, в общем, бесславно и не внёсшую существенного вклада в экономический рост. Авторы «перестройки» подчёркивали, что именно через кооперацию и СП в социалистическую экономику «были внесены элементы рынка». Однако эти элементы существовали и ранее. Что касается кооперации, то она, действительно, внесла в экономику положительные результаты. Однако, с другой стороны, появились элементы негативного рынка, «теневых» схем, рейдерства, обмана потребителя. Позднее, в 1990-е годы всё это обрело масштабность и процветание. Даже неверное ударение «новое мышление» во внешней политике фактически означало отказ от идеологического императива в дипломате и определённое «потепление» отношений с Европой.

Практические последствия многочисленных «реформ» и «преобразований», начатых в тот период и продолженных позднее, видны и сегодня. О том, какую экономику «перестраивали» сегодня видно воочию. Остаётся открытым вопрос, к чему хотели прийти и почему получилось «как всегда», в каких преобразованиях наша страна действительно нуждалась, — вот что главное. Чему может научить «опыт» тех лет и что делать каждому из нас, достаточно полно освещено в научных трудах, опубликованных игуменом ФИЛИППОМ (Симоновым), доктором экономических наук, профессором, заслуженным экономистом РФ, заведующим кафедрой истории Церкви исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Особый интерес вызывает концепция С. Глазьева, академика РАН, экономического советника Президента РФ. Его предложения сводятся к усилению роли государства, патронирующего стратегическую политику социально-экономического развития России. Такая возможность существует в результате использования внутренних источников в виде целевого кредитования, взаимоувязанных с программой частно-государственного партнёрства. Значимой является защита финансовой системы от спекулятивного внешнего воздействия и стимулирования внедрения инновационных проектов с одновременным снижением инфляции. Данная постановка вопроса сопряжена с преодолением сопротивления коррумпированных чиновников и выдвигает высокие требования к квалификации и чести государственного управленческого персонала.

Главным отличием русской цивилизации от западной является «примат общественного над личным». Так, например, Н.Н. Моисеев, автор, известный в мировом масштабе, на которого ссылаются многие специалисты, к особенностям русской цивилизации относит «соборность, коллективизм, служение нации, приоритет её судеб над личными интересами». Все эти качества, привитые тысячелетней историей России, были необходимы для жизни в суровых условиях, в том числе и от захватчиков как с Запада, так и Востока.

И всё-таки, несмотря на столь скорбную картину с разрушением промышленного потенциала северного уголка региона, поражаешься необыкновенной мощи и глубокой внутренней силе духа русской натуры, её православных истоков. И, конечно, мыслью о том, что продолжается сокровенная жизнь на этой земле, непостижимая для многих чиновников и даже для тех, кто получил награды за эту причастность к разрушению. Для них — история повторяется, как трагедия, а затем как фарс.

«Когда пути не одинаковы, не составляют вместе планов».
(Конфуций)

Материал подготовлен обозревателем журнала «Владимиръ», доктором экономических наук, профессором УГГУ, Галиной Бутко

Добавить комментарий